Irmgard
In vino ver.
Любой порыв к (любой, а особенно) социальной активности помимо технических ограничений упирается в три экзистенциальных вопроса. Чей я друг, что выигрывал и кто мне будет рад. Ни дать ни взять, девятиклассница, собираюсь на дискотеку. Зачем я туда иду, для чего прихорашиваюсь, всё равно ведь никто не пригласит.
Во многом это положение дел — закономерное следствие осуществляемой долгое время стратегии. Побочное действие, правда, не самоцель, но тем не менее. Сам, дурак, виноват, не хнычь.
Частично — осложнение от локальных расхождений во взглядах на блаженного Августина. Почтенно, понятно и даже не слишком удивительно, как один конкретный очаг напряжения метастазирует по всему механизму восприятия и взаимодействия с окружающей реальностью. Для меня характерно: обобщать, частный случай трактовать как элемент системы, всё такое. Тоже, в целом, моя ответственность.
Вот что сбивает с панталыку окончательно, так это ряд эпизодов "со Шпаком". Потому что Казань брал, каюсь, и Астрахань брал, опять виноват, но вот Шпаку-то, Шпаку я что сделал?
Говорят, регрессировать при жизненных переменах — нормально. Приятно осознавать себя нормальной, хотя масштабы и не радуют. Но пропорция понятна, серьёзным переменам — регрессище по размерам.
И это я молчу ещё совсем и вовсе о своём месте в жизни, Деле, кем хочу стать, когда вырасту, и прочих определяющих штуках. Иначе меня просто парализует.
Остаётся брать дитя, собаку, плеер и бежать с хохотом в лес. Или хотя бы брести прогулочным шагом.

@темы: l'armee des ombres